2018-02-22

The normal tropical winter. Обычная тропическая зима.

Points: green - bivy on 7200, red - recognition till 7400, yellow - planning C4.
И вот… Сидя в теплом спальном мешке можно вспомнить абстракции на высоте 7000 метров. Потому что ещё пару дней назад мысли путались от холода и ветра, однако, нынче… Да, Пакистанская кухня и Польский комфорт настраивают на позитивный лад.
Выход 17 февраля получился поздним. А я никуда не торопился! Только чтобы не нервничал Велицкий я выдвинулся из Базы ДО завтрака.
И к обеду уже подгребал к палатке на высоте 6200. Она ждала в защищённом от ветра месте. А вскоре сюда поднялся и Адам Билецки.
Следующий день дал много развлечений по перильным веревкам. В основном, все было качественно обустроено с лета. Лишь кое-где понадобилось завязать несколько узлов. А камин Хауса порадовал логичностью и безопасностью.
Место “официального” Второго лагеря открыто порывам ветра. Если летом здесь получается находить компромисс с природой, то зимой она показывает смертельный оскал. Кривые ледовые полки с обрывками старых палаток, кольями и стойками, пробитыми баллонами тут и там - не привлекали.
И я начал копать склон чуть западней, ближе к крохотным скалам. Всего четыре метра разницы… но она была необходима.
- Зачем копать!? Если рядом есть готовые!? - тревожно вопрошал подошедший Адам.
- Я по всем площадкам прогулялся. Везде ветер, и все наклонено. Лучше уж поработать часик.
Ночь выдалась тесной. Адам плечами распирал палатку. Снаружи противно мело. Я поклялся, что никогда более не задержусь в этом Приюте умалишённых. Лучше уж поработать дольше и тяжелей, пройти дальше, чем проживать такую ночь без толку.
Чем мы и занялись на следующий день. Взвалили на спины чувалы, и бодро погребли по грани Черной Пирамиды. Перильным веревкам можно было доверять! Ну… если надвязать где надо, переплести что “потршебно”, помолиться кому следует.
pic of Adam Bielicki
Несколько десятков метров я полазил в удовольствие. Пришлось сращивать разное старье. А в самом неудачном месте, где старых перил не оказалось вовсе, Судьба оставила бухту новенькой “корейки”. Мы с Адамом порубили ее на три куска. Один растянули сразу, а два поволокли выше. К концу дня они как раз израсходовались.
Вечерело. Громада Броуд-пика пылала красным в закатных лучах. Долины захлестывала волна сумрака. Казалось, мы как два медленных насекомых упорно ползем по окровавленному лезвию.
- Денис, пожалуйста, ищи место под палатку! - просил Адам.
- Место есть, но надо копать, - съерничал я. - Подгребай!
pic of Adam Bielicki
Так вот, о чем я… С обмороженным носом воспоминания острей. Было холодно. Зато следующий день подарил небывалое тепло. Удалось высушить на солнце с спальные мешки. И прогуляться до высоты 7400.
Отсюда была понятна дальнейшая дорога к Лагерю-4.
- Только представь! - говорил я Адаму. - Лишь пять человек были на такой высоте зимой на К2! Ты и Велицкий, Марчин, Петрек Моравски... ну и меня снова угораздило.
- Занесло! - смеялся Адам в маску.
Ночь была тяжёлой. Тело с трудом привыкало к Высоте. В бреду я видел растущий у палатки банановый куст, нарвал себе сколько влезло в руки.
- Решили же, что пить не будем, сразу повалим вниз, - рассказывал я Адаму. - Вот и нарвал бананов на дорогу!
- Да?! - ошалело пытался он привыкнуть к действительности. - А где тогда моя порция?
В порывах ветра под снегопадом мы закопали все бивачное снаряжение, и пробились сквозь ураган в Базу. По пути в Лагере-1 уж свезло так свезло - Марчин Качкан дожидался с двумя котелками воды.
Тело отощавшее. Осталось мышцы для финального рывка. Но они не греют. По народному выржению: “хУдый як ровер” - “тощий как велосипед”.